От составителя. Матвей Бронштейн в физике и в литературе

Матвей Бронштейн. Солнечное вещество и другие повести. Жизнь и судьба Матвея Бронштейна и Лидии Чуковской.
Составитель Г. Горелик.  Москва: Издательство АСТ: CORPUS, 2017. — 448 с.

Bronstein-cover_444

Аннотация

Матвей Бронштейн (1906-1938) за свою короткую жизнь успел войти в историю и фун­даментальной физики, и научно-художественной литературы. Его приключенческие повести о научных открытиях и изобретениях стали образцом нового литературного жанра. Он рассказал о веществе, обнаруженном сначала на Солнце и лишь много лет спустя на Земле. О случайном открытии невидимых X-лучей, принесших Рентгену самую первую Нобелевскую премию по физике, а человечеству — прибор, позволяю­щий видеть насквозь. И успел рассказать об изобретении радио, без которого не было бы ни телевидения, ни интернета. В то же самое время, за тем же письменным столом, Матвей Бронштейн написал выдающиеся научные работы по квантовой гравитации и космологии, сохранившие свою ценность до сих пор.
Вторую часть книги составляют свидетельства о жизненном и литературном союзе Матвея Бронштейна и Лидии Чуковской, благодаря которому родились собранные в книге повести.

 

 Содержание

От составителя. Матвей Бронштейн в физике и в литературе

Матвей Бронштейн. Солнечное вещество
     80 лет спустя. Солнечное вещество во Вселенной

Матвей Бронштейн. Лучи икс
     80 лет спустя. Небо в икс-лучах

Матвей Бронштейн. Изобретатели радиотелеграфа
     80 лет спустя. Последняя книга Матвея Бронштейна

Жизнь и судьба Матвея Бронштейна и Лидии Чуковской
     Картинки из жизни
     Тридцать седьмой год
     Из тюремного скоросшивателя
     Голоса в защиту
     Реабилитация

Геннадий Горелик. GLORIA MUNDI. Лидия Чуковская и Матвей Бронштейн

     Библиография


От составителя. Матвей Бронштейн в физике и в литературе

Три повести, составившие эту книгу, написал выдающийся физик-теоретик, когда ему не было еще и тридцати лет. Наука была главным делом его жизни.

Свое призвание Матвей Бронштейн обнаружил в кружке при Киевском университете, хотя сам еще не был студентом, а формально не имел и среднего образования. Гражданская война, кроме прочего, разрушила и прежнюю школьную си­стему. Однако самообразования Бронштейну хватило, чтобы в восемнадцать лет написать первую научную работу — о фо­тонной структуре рентгеновского излучения. В 1925 году его статью опубликовал ведущий мировой журнал по физике Zeitschrift fur Physik. Юный исследователь предсказал эффект, обнаружение которого добавило бы довод в пользу идеи фо­тонов, а “в противном случае, — писал он, — будет пролит некоторый свет на вопрос о границах применимости теории световых квантов в области рентгеновских лучей”. В то время идею фотонов еще не принимали даже видные физики, вклю­чая Нильса Бора. Так что восемнадцатилетний Матвей Брон­штейн оказался в самой гуще событий тогдашней физики.

В 1926 году он поступил в Ленинградский универси­тет. Слушал лекции сразу на двух отделениях — физическом и астрономическом, где подружился со Львом Ландау и Вик­тором Амбарцумяном, позднее ставшими учеными мирового уровня.

В студенческие годы он решил трудную задачу о темпе­ратуре звезд, и его результат, впоследствии названный соот­ношением Хопфа — Бронштейна, опубликовал главный тогда астрономический журнал, издававшийся в Англии.

В апреле 1930 года заведующий теоретическим отде­лом Ленинградского физико-технического института Яков Ильич Френкель написал на заявлении двадцатитрехлетнего выпускника университета:

М. П. Бронштейн является исключительно талант­ливым физиком-теоретиком, с широкими интересами, большой инициативой и чрезвычайно большими познани­ями. Я не сомневаюсь, что он будет одним из наиболее ценных сотрудников теоретического отдела института.

Когда в СССР в 1934 году вновь ввели ученые степени (от­мененные в 1917-м), ученый совет института присвоил Брон­штейну кандидатскую степень без защиты диссертации — за его работы по астрофизике, а докторскую предложил ему за­щитить по физике полупроводников, на основе уже опубли­кованных им работ.

Бронштейн, однако, выбрал гораздо более трудную — но более интересную для него — проблему квантовой теории гравитации и уже осенью 1935 года стал доктором наук.

Полная теория квантовой гравитации до сих пор не по­строена и ныне считается центральной проблемой фундамен­тальной физики, важной и для физики элементарных частиц, и для физики Вселенной — космологии. Бронштейн первым обнаружил глубину этой проблемы и предсказал, что ее решение потребует пересмотра основных представлений о про­странстве и времени.

Непросто объяснить проблему квантовой гравитации человеку, знающему физику лишь по школьному учебнику, и даже тем, кто слышал, что гравитация — это кривизна про­странства-времени, и понимает непредставимость квантовых законов. Вряд ли кто мог бы объяснить это лучше самого Матвея Бронштейна. О сложной науке он умел рассказывать просто, понятно и правильно. Однако о проблеме квантовой гравитации он рассказать не успел. В августе 1937 года, в разгар сталинского Большого террора, тридцатилетний физик был арестован и, полгода спустя, казнен в ленинградской тюрьме.

Кроме научных работ, понятных лишь физикам-специ­алистам, Матвей Бронштейн оставил книжки, написанные для любознательных читателей всех возрастов. Ему было ин­тересно не только самому исследовать, как устроена Природа, но и делиться своими знаниями с другими. Он с удоволь­ствием преподавал и писал о науке, быть может, еще и потому, что его отрочество пришлось на годы Гражданской войны, когда главными его учителями служили книги. Учиться он любил, и сделался — сделал себя — необычайно образован­ным человеком; на трех языках говорил свободно, еще на не­скольких читал.

Повести Матвея Бронштейна о науке, собранные в этой книге, рождались благодаря помощи замечательных литера­торов — Самуила Маршака и Лидии Чуковской. И повести эти, по мнению нобелевского лауреата Льва Ландау, напи­саны так увлекательно, что читать их “интересно и школьнику, и физику-профессионалу: трудно остановиться, не дочитав до конца”.

Какую роль сыграл бы Матвей Бронштейн в истории, не погибни он в тридцать лет? Большие научные таланты рожда­ются редко, а талантливых физиков, одаренных литературно, и вовсе единицы.

И первый — это, конечно, Галилей, который не только изобрел современную физику, но и своими “Диалогами” во­шел в историю итальянской литературы и литературы научно-­популярной. Свои главные книги Галилей написал, когда ему было за шестьдесят. Бронштейн в последний год своей корот­кой жизни, занимаясь проблемами космологии и ядерной физики, начал писать книгу о Галилее…


 

Выход книги отметили на 10-летии премии «Просветитель»:

Выступление Андрея Смирнова на премии «Просветитель» 2017 — YouTube
Какие научно-популярные книги стали лучшими в 2017 году – ВЕДОМОСТИ

 

 

Реклама